mavka1961 (mavka1961) wrote,
mavka1961
mavka1961

Categories:

Другая память

Который день на "Главной" говорят о том, что Россию не пригласили.
70 лет назад освободили Освенцим.
Он же - Аушвиц.
И никто не заметил, что совсем недавно были другие 70 лет.
Куда нас тоже не пригласили.
Впрочем, туда не пригласили никого.
Этому лагерю повезло меньше - его не успели освободить.
Жители Европы и Прибалтики, жители с оккупированной части СССР.
Поляки, евреи, украинцы, белорусы, цыгане, латыши и прочие прибалты...
В октябре 1944 года постройки и архив сожгли, сотрудников эвакуировали, от заключённых избавились.
Прямоугольник 25 на 28 метров.
Глубина пепла - около метра.
Что не сожги - закопали на расположенном рядом кладбище.
Вскрывали старую могилу - и делали массовое захоронение.
Или закапывали между могилами - тоже массово.
"За теми воротами стонет земля".
Через эти ворота прошло 12 тысяч детей.
В возрасте от грудничков до 12 лет.
Пятилетних - около пяти тысяч.
Среди останков - 7 тысяч детских...
На встрече в 2014 году их было меньше сотни.
Ещё 10 лет, и не останется никого из них.
И тогда все поверят, что это был спортивно-оздоровительный лагерь.
В крайнем случае - трудовой.
Это Саласпилс.
Детский лагерь смерти.
С отдельными, специальными детскими бараками.
Где пятилетние дети ухаживали за грудничками.
Постоянный контингент - тысяча человек, считая взрослых.
Главное, для чего были нужны дети - кровь для немецких раненых солдат.
12 тысяч детей.
3 500 литров крови.
По пол-литра в день из одного ребёнка.
Некоторым из них потом могла повезти: их продавали в батраки.
Стоимость одного ребёнка - от 9 до 15 оккупационных марок в месяц.
1564 человека в работники и 602 на воспитание отдельным гражданам.
Предварительно выкачав у них кровь.
Остальных убивали ядом или разбивали прикладом голову.
Пули на них не тратили...
Теперь он официально называется "лагерь трудового воспитания".
18 км от Риги.
Там всё ещё стучит метроном в "Сердце матери".
Я это видела - спрессованные детские сандалики, крохотные туфельки.
Серый мишка с оторванной лапой...
Туда до сих пор ходят.
По разбитому асфальту, по просёлочной дороге, через лес.
После них на плите детского барака остаются детские игрушки.
На могилу принято ставить стакан водки с кусочком хлеба...
На детские могилы водку не ставят.
Когда я ездила туда, на гранитной плите лежали конфеты.
"Мишка на Севере", "Каракум", "Белочка".
Горсть подушечек - кристаллы сахарной обсыпки весело сияли на солнце...
Поделиться тем, что было.
Тем, чего не было у них.
Тем, что отняли взрослые.
А потом пришли другие взрослые.
И теперь это детство не просто убито - оно зачёркнуто.
Его вообще не было.
Никогда.
Этих детей не существовало.
Они не рождались.
Памятники - это область культуры.
Министром культуры был Раймонд Паулс.
Тот, который "Миллион алых роз"...
Саласпилс заброшен и забыт.
Детского концентрационного лагеря никогда не было.
Миллион алых роз - это миллион детских улыбок, которые одни стёрли с детских губ, а другие - из истории.
А вы мне - про Освенцим...
Я не стояла под небом Аушвица.
Но я видела, как ветер гоняет конфетный фантик по плацу детского лагеря под Ригой!
На гранитной плите лежали и мои барбариски...
Под этими плитами - остатки бараков.
И земля из ДВАДЦАТИ ТРЁХ подобных мест Латвии.
Мы позволили забыть об этих детях - и поэтому детские улыбки снова стирает война...
-----------------------------
Лисичаны, Богдановка, Сырец, Яновская (ныне ул.Шевченко)...
интересно, что там сейчас
Tags: в ответ на..., личное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments